Автор: romaletta

Фэндом: Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Гарри Поттер (кроссовер)
Основные персонажи: Римус Люпин (Лунатик), Северус Снейп (Снегг, Принц-Полукровка), Гарри Поттер (Мальчик-Который-Выжил), Сириус Блэк III (Бродяга), Люциус Малфой, Джеймс Поттер (Сохатый)

Пэйринг или персонажи: ГП/СС/ЛМ, СБ/РЛ (фоном)

Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Флафф, AU, ER (Established Relationship)
Предупреждения: OOC, Групповой секс, Underage, Кинк
Размер: Миди, 22 страницы
Кол-во частей: 6
Статус: закончен

Комментарий: Почему-то самый популярный из моих фиков на фикбуке. Решила выложить тут. ))

Описание: Хронофик по заявке "Инфаркт для Джеймса Поттера". Римус создает артефакт, который при активации телепортирует к волшебнику его истинную пару сроком на сутки. Испытать артефакт решают на Снейпе.

Артефакт

Чем развлечься на каникулах, никогда не было проблемой для четверки верных друзей: Рождество в Хогвартсе всегда было очень веселым, ведь большинство студентов уезжали домой на каникулы, и можно было порезвиться на просторе. В этом году, пожалуй, в последний раз. На следующем курсе предстояли ЖАБА, так что нужно было браться за ум, а сейчас...

- Луни, ты закончил этот дивный артефакт, о котором мы так давно мечтали?.. - Сириус подсел к увлеченному какими-то расчетами другу и заглянул через плечо, как бы невзначай кладя руку ему на бедро.

- Эй, Блэк, не разводи свою гомосятину, - скривился Джеймс. - Хватит того, что мы с Питером каждую ночь ваши ахи-охи слушаем!

- Ой, не надо ля-ля, Сохатый! Мы ставим заглушающие, - хохотнул Блэк.

Честно говоря, Питер бы с удовольствием и послушал, и подрочил под "охи" Блэка, но чего нет, того нет. Действительно, ребята вели себя максимально прилично, насколько это вообще возможно, если спишь в одной спальне с парой.

- А если твоя Эванс свалила на каникулы, - продолжил Блэк, улыбаясь, - то это вовсе не повод срывать на нас свое неудовольствие, дружище.

- Что там с артефактом-то, Рем? - сменил тему Джеймс.

***


Мрачный нескладный подросток с длинными черными волосами, закрывающими половину лица, но только не выдающийся нос, стремительно летел по коридорам, левитируя перед собой большую стопку библиотечных книг. Их нужно было сдать до закрытия читального зала, и он катастрофически опаздывал. Если бы Северус так не спешил, он непременно заметил бы притаившихся за поворотом коридора вечных оппонентов. Но увы. Ступефай Поттера попал в него совершенно неожиданно. Учебники с грохотом попадали на пол, а чьи-то руки уже надевали на шею юноши цепочку с каким-то странным кулоном.

Последовала яркая вспышка и наступила тьма.

Спустя непродолжительное время до Снейпа стали доноситься голоса:

- Так и должно было быть?.. Черт, Рем, ты вообще знаешь, что должно было произойти?.. - недовольный голос Джеймса Поттера звучал как сквозь вату.

- Мерлиновы Кальсоны, а что тут делают эти двое?.. - это уже Блэк. Хоть бы их эксперименты зацепили преподавателей! Или гостей... или еще кого... - Соплохвоста вам в постель, вы видите лицо этого мужика?! - Вот тут уже и Северусу захотелось его увидеть. Он попытался открыть глаза, но голова закружилась.

- Рем, - голос Поттера был какой-то деревянный, и это было положительно интересно! - А твой этот артефакт... он мог притащить кого-то из будущего?..

- Теоретически, мог. Я его зачаровал на проявление истинной любви волшебника, но гиппогриф меня покусай, почему у Нюниуса их двое?.. Одно радует, долго они тут не задержатся. Максимум, сутки...

- Ребят, уходим, - это уже Петтигрю, - блондин, кажется, приходит в себя. Уж очень он на бывшего слизеринского старосту похож... В будущем.

Удаляющийся топот и далекое:

- Ты артефакт забрал?..

- Как?! Он намертво припаялся, пока эти двое не исчезнут...

Непродолжительное время ничего больше не происходило, и Северус решил сесть хотя бы с закрытыми глазами. В библиотеку он уже опоздал, но гораздо больше его интересовало, что еще за эксперимент поставили над ним несносные гриффиндурки. Медленно перевернувшись на бок и справившись с накатившей дурнотой, Снейп попытался отползти к стене, но наткнулся на что-то теплое и мягкое. Точнее, на кого-то.

***


Гарри пришел в себя на полу в незнакомом... стоп. Вполне знакомом помещении: в Хогвартсе. Возле библиотеки. Но как он тут оказался?.. Был у Северуса, в гостиной, вместе с Люцем. Они обсуждали что-то... про отпуск в Италии... Гарри огляделся. О, вот и Люциус. Быстрым движением на уровне рефлексов старший аврор Поттер перевернул любовника и удостоверился: дышит. Просто без сознания. Так. А это кто?..

- Северус?! - был бы Гарри чуть более слабонервным, непременно схватился бы за сердце.

Нет, ну а вы бы не схватились?.. Увидеть своего любимого мужчину, своего бывшего профессора, между прочим, который на момент начала их сложных отношений был чуть ли не вдвое старше самого Поттера... Так вот, увидеть его - студентом?! Гарри помотал головой. Видение не исчезло, только отползло к стене и сейчас осторожно усаживалось возле нее, не открывая глаз. Очень это было правильно, на взгляд Гарри. Ему бы тоже лучше было их не открывать.

- Гарри, что случилось?.. - вот, кому было не занимать хладнокровия, так это Люциусу... или это просто воспитание?

- Если бы я знал, Люц. Посмотри на Сева. У меня есть предположение, что мы почему-то оказались в прошлом. Но не просто в прошлом, а именно возле него... Кажется, я слышал своего отца и Римуса...

- Так. И что они говорили?.. - Люциус поднялся на ноги и, расправив складки мантии, вместе с Гарри помог подняться Северусу, который молча слушал этот странный диалог, пытаясь уложить в голове происходящее.

- Сев, какой сейчас год и число? - спросил Гарри, едва удерживаясь от того, чтобы не облапать своего будущего любовника, чтобы оценить, насколько сильно Снейп с годами изменился.

- Третье января тысяча девятьсот семьдесят седьмого года, сэр, - ответил Северус, по-прежнему не открывая глаз.

Гарри истерически заржал, за что тут же схлопотал подзатыльник от Малфоя, но, отступив на пару шагов, продолжил хохотать.

- Не обращай внимание, Северус, - спокойно сказал Люциус, - Гарри у нас не вполне уравновешенный тип, хоть и аврор. Гриффиндорец, что с него взять.

- Люциус?.. - ошарашенно предположил Снейп, узнав голос.

- Да, мой дорогой, - подтвердил лорд Малфой. - Может быть, ты уже откроешь глаза?..

Северус крепче ухватился за локоть Люциуса и открыл глаза. Первым в поле его зрения попал Джеймс... Нет. Или да?.. Снейп перевел глаза на мужчину, за руку которого продолжал цепляться. Это, определенно, был Люциус, староста факультета, который выпустился из Хогвартса уже четыре года как. Северус был с ним знаком по Организации, в которую недавно вступил. Только был этот Малфой лет на... двадцать старше. Как минимум. Всегда холодные серые глаза блондина смотрели на него... тепло?.. Нежно?.. Так. Снейп снова посмотрел на второго мужчину.

- Кто Вы? - спросил он спокойно.

- Я Гарри Джеймс Поттер, - Гарри протянул руку Снейпу, - Да, я сын Джеймса. И Лили. Прости. Но зато я люблю тебя... в будущем.

Снейп смотрел ошарашенно и явно недоверчиво.

- Люц, ну хоть ты ему скажи! - постепенно Гарри начал нервничать.

- Я думаю, нам нужно всем успокоиться. И понять, что вообще произошло.

***


Когда Снейп и его двое спутников удалились в противоположную от библиотеки сторону, Блэк и Люпин первыми вынырнули из-под мантии Джеймса, помещаться под которую вчетвером к шестому курсу стало катастрофически не удобно.

- Ты это слышал?.. Джеймс, этот мужик - твой с Эванс сын!!! Охренеть. И он любит Нюнчика! Черт, артефакт работает! Луни, ты у меня гений! - Блэк от полноты чувств притянул к себе друга и стал целовать.

- Да вы еще потрахайтесь здесь! Фу, смотреть противно!

- А ты привыкай, - захихикал Питер, - твой собственный сын с Нюниусом лизаться будет. Небось, не спросит тебя, хи-хи...

- Заткнись, Питер. Рем, да отлипни ты от этого кобеля! Скажи, долго они тут пробудут?.. Мне нужно поговорить с сыном...

Нам нужно поговорить

Гарри с любопытством оглядывался по сторонам. Если в слизеринской гостиной он однажды был, то в спальне оказался впервые. Северус предложил обоим мужчинам перейти туда для беседы. В конце концов, одного из них он знал, а второй... Ну, как минимум, Люциус Малфой мог за него поручиться.

Снейп исподволь разглядывал двух мужчин, с которыми, если верить их словам, у него в будущем были отношения. Нет, Северус никогда не считал себя убежденным натуралом. Тот же Люциус ему очень даже нравился. А кому, скажите на милость, не нравился Люциус?.. Только разве что профессору Биннсу! Потому что он был призраком и вообще не имел никаких плотских желаний. Но чтобы иметь постоянные отношения с двумя мужчинами... Один из которых Люциус, а второй... Снейп подсчитал в уме, выходило, что Поттер (Мерлиновы яйца! ПОТТЕР!) вдвое младше него.

Гарри был горяч, зеленоглаз и широкоплеч. Смуглая кожа, откровенно спортивная фигура и темные волосы мужчины контрастировали с холеной бледностью, тонкокостностью и платиной волос аристократа. Оба мужчины казались Северусу чертовски привлекательными, и он совершенно не понимал, что оба они нашли в нем: нищем полукровке с сомнительной внешностью. Конечно, в одном аспекте природа его не обделила, но предположить, что оба этих успешных красавца (а то, что сынок Поттера не может не быть успешным, было для Северуса неоспоримо) польстились только на размер его достоинства?.. Бред.

- Итак, Северус, - Люциус чувствовал себя в факультетской спальне как дома, - я правильно понял, что мародеры напали на тебя из-за угла, надели на шею некий артефакт, после чего ты потерял сознание, а очнулся уже в нашем обществе?..

- Да, Люциус, - Снейп решил не соблюдать полный этикет, ведь в своем времени он уже был знаком с Малфоем, а в будущем... еще ближе. - Из их слов я понял, что его изобрел Люпин. И он позволяет...

- Сев, а которая кровать твоя?.. - бесцеремонно перебил его Гарри и, получив кивок в сторону одной из одинаковых школьных кроватей под зелеными балдахинами, плюхнулся на нее, продолжая разглядывать обстановку, то и дело возвращаясь взглядом к окну, за которым лениво шевелил щупальцами кальмар. Северус успел подумать, что Гарри с его зелеными глазищами и черными волосами, наверное, шикарно бы смотрелся в одежде цветов змеиного факультета.

- Он позволяет?.. - вернул его в реальность чуть насмешливый голос Люциуса, который прекрасно понял, что Северус откровенно залюбовался Поттером. Это было не ново.

- Он позволяет, - мгновенно взял себя в руки Снейп, поворачиваясь к Малфою, - вызвать к испытуемому волшебника, с которым его связывает истинная любовь. Думаю, что они хотели в очередной раз поглумиться надо мной, но результат опыта их обескуражил. Как и меня, впрочем, - добавил он тихо.

Люциус улыбнулся уголками губ и подошел к Снейпу ближе. Юноше стоило больших усилий остаться на месте и продолжать невозмутимо смотреть в красивое лицо волшебника. Почему-то ему вдруг стало страшно. Лорд Малфой тем временем положил ладони на плечи Северуса и, заглядывая ему в глаза, тихо заговорил:

- Совсем скоро, Северус, Нарцисса забеременеет. Это произойдет почти сразу после нашей свадьбы. И на этом мой брачный договор будет исполнен. Я буду волен располагать собой. И мое внимание обратит на себя некий талантливый и очень горячий полукровка. Не скрою, до тебя я перепробую многих. Но твой...

- Размер?.. - хохотнул Поттер с кровати, вызвав у слизеринцев одинаковую гримасу.

- Твой ум и острый язык пленят меня, - невозмутимо продолжил Малфой. - Мы с тобой любовники много лет, Северус. И наша бурная страсть со временем перерастет в спокойное, но более чем настоящее чувство. Ты должен понять, что все эти выскочки из чистокровных богатых семейств и в подметки тебе не годятся, мой хороший.

- Сев, а ты случайно не знаешь пароль от гостиной Гриффиндора?.. - вдруг спросил Гарри, поднимаясь с постели.

- Жабросли, - машинально ответил Северус, завороженно глядя в жидкое серебро глаз Люциуса. - А зачем?..

- Хочу поговорить с отцом, - донеслось из-за двери.

Люциус провел кончиком пальца по нижней губе Северуса. Тот замер на полувздохе.

- Наш Гарричка очень горячий малыш, - прошептал Малфой, - и если ему что-то взбрело в голову, лучше его не останавливать. Пусть гриффиндорцы сами между собой выясняют, да?..

- Вы... ты... совсем не переживаешь за него?..

- Гарри - старший аврор, Северус. Что ему сделают эти сопляки?..

***


Гарри шел по пустынным коридорам Хогвартса. В них все было точно таким, как он запомнил в первые годы своей учебы. Отсутствовало болото, которое устроили близнецы Уизли во время борьбы с Амбридж. Не было восстановленных после разрушений во время Битвы фрагментов стен, все камни были еще на своих местах. Идя знакомым путем в башню своего факультета, которая была ему домом шесть лет, волшебник испытывал смешанные чувства. С одной стороны, он мог сейчас осуществить одно из самых своих заветных желаний: поговорить с отцом. С живым, полным сил, молодым и горячим. Не призраком. Не отражением. С настоящим человеком.

Когда Гарри только поступил в Хогвартс, зеркало Еиналеж показало ему именно семью. Он очень хотел побыть рядом с родителями. Но хотел ли он этого сейчас?..

Повзрослев, потеряв много близких людей во время войны, обретя наконец свое неправильное, но такое желанное счастье в лице двух змеев... Хотел ли он общаться с гриффиндорцами до мозга костей?.. С Сириусом, которого потерял первым, о котором очень тосковал. С отцом, потерю которого даже не мог осознать. Он был не уверен. Воспоминания Северуса о Джеймсе Поттере показали Гарри, насколько не совершенен может быть человек, которого ты превозносишь чуть ли не в ранг идеала. И столкнуться с несовершенством этих ушедших уже людей ему отчаянно не хотелось. Он вдруг отчетливо осознал: они ведь все мертвы. Все четверо.

Гарри остановился возле портрета Полной Дамы. Модифицированные дезиллюминационные чары, которые применяли в аврорате, позволяли ему при желании развернуться и уйти, так и оставшись незамеченным.

***


Губы Люциуса Малфоя пахли ванилью. Невероятно чувственный, нежный поцелуй, в который лорд вовлек юношу, чуть не заставил того задохнуться от восторга. Видя, в какой трепет он привел Северуса этой совершенно невинной лаской, Люциус снова улыбнулся уголками губ и предложил:

- Не хочешь сбегать в душ, Северус?.. Я подожду. Вряд ли ты меня сегодня ждал...

Молодой человек залился краской до корней волос, но кивнул и поспешно удалился в душевую.

***


Подавив малодушное желание сбежать, Гарри сбросил с себя чары и назвал пароль. Полная Дама окинула его недоверчивым взглядом, но поскольку пароль был верный, открыла проход. В гостиной было пусто. Не раздумывая более, Гарри поднялся по лестнице к спальням и, найдя дверь с табличкой "6 курс", толкнул ее. Она оказалась не заперта.

Одна постель пустовала. На ближней к двери, судя по сопению и движениям, кто-то отчаянно дрочил под одеялом. На постели возле окна сидел Джеймс Поттер, наставив на вошедшего волшебную палочку. "Вот чтобы ты так же настороженно Волан-де-Морта встречал!" - с досадой подумал Гарри, а вслух произнес:

- Джеймс, нам нужно поговорить. Выйдем?..

***


Показавшийся из душа Снейп вызывал у Люциуса невольную улыбку. Худющий, с бледной кожей и торчащими сосками, с горящими глазами. Было видно, что юноша смущен, но в то же время полон решимости идти до конца. Люциус неспешно расстегнул мантию, неотрывно глядя в лихорадочно блестящие черные глаза. Следом за ней на пол упал жилет, рубашка из тончайшего шелка с манжетами из дорогого французского кружева. Оставшись в одних брюках, Люциус поманил к себе юношу.

***


До Выручай-комнаты дошли в молчании. Каждый из Поттеров украдкой рассматривал второго. Ситуация была странной до чертиков: сын старше отца, при этом оба видят друг друга воочию впервые. Гостеприимно распахнувшаяся дверь поглотила их, сразу сделавшись снова невидимой.

Внутри комната выглядела как некое подобие гриффиндорской гостиной. Два кресла, журнальный столик между ними, камин, ковер. Гарри указал Джеймсу на одно из кресел, сам занимая второе.

- Ну, здравствуй, отец, - произнес он ехидно.

Ненавижу

Джеймс Поттер был самоуверенным юношей. Собираясь поговорить с сыном, он думал, что выскажет ему свое честное мнение относительно его будущих (нынешних) взаимоотношений с Нюниусом, и вообще, всей этой гомосятины... Сириус что ли сбил его мальчика с пути?.. Вечно со своим Люпином лижутся в каждом углу...

Но все эти мысли как-то внезапно разбежались из его головы, стоило ему поближе рассмотреть мужчину, с которым он собирался говорить. Гарольд Джеймс Поттер, как представился брюнет, был почти вдвое старше своего отца, немного ниже ростом, но значительно более крепкий, хорошо сложенный, с пронзительно-зелеными, как у Лили, глазами. Джеймс смотрел на него и не мог отделаться от чувства странности происходящего, словно встретил своего старшего брата, которого у него никогда не было. Гарри вел себя соответственно. Покровительственно указав отцу на кресло, мужчина грациозно опустился во второе и пристально уставился в глаза Джеймса.

- Итак, я бы хотел поговорить о твоем поведении, отец, - серьезно начал он, и Джеймс чуть не подавился собственным языком.

- Что?! Это ТЫ хочешь поговорить о МОЕМ поведении?! - вскричал он, - Это я твой отец, а не наоборот!

- Однако на данный момент я почти вдвое старше. Ты - студент, я - аврор. Будем и дальше препираться или ты меня выслушаешь?.. - холодно уточнил Гарри.

Джеймс сжал зубы и вскинул подбородок, всем своим видом показывая непокорность. Однако замолчал.

- Так вот, что я хочу тебе сказать. Однажды Северус Снейп станет моим преподавателем. Он будет учить меня зельям. И благодаря тебе и твоим выходкам, отец, он будет ненавидеть меня. Потому что как бы я ни отличался от тебя внутри, внешне - я твоя копия, - Джеймс самодовольно ухмыльнулся, - но не это самое страшное. Дамблдор заставит его, помимо воли, обучать меня ментальным искусствам. И вот тут я, будучи в том же возрасте, что ты сейчас, поддавшись безрассудству и любопытству, залезу в его думосбор, улучив момент. С другим преподавателем, скажем, с профессором Флитвиком или еще кем, мне бы и в голову не пришло подобное. Но ненависть Северуса к тебе, отец, настолько велика, что я, страдая от нее все пять лет учебы, не устоял.

- Хах, надо будет донести до ребят, что мы славно потрудились над Нюнчиком, если он и спустя двадцать лет будет помнить наши милые проделки, - заржал Джеймс.

В глазах Гарри вспыхнул нехороший огонек. Волшебник чуть подался вперед и пальцы на подлокотнике кресла сжались.

- Ты. Больше. Не будешь. Издеваться. Над. Северусом. - Произнес Гарри с расстановкой. - Я видел воспоминание о случае после СОВ. Отец, это отвратительно.

- Да неужели?.. А мне показалось - забавно, - Джеймс откинулся на спинку кресла. - Отвратительно, сын, это то, что наследник Поттеров вырос педиком. И как это вообще могло произойти?..

- Джеймс.

- Гарри.

- Я люблю Северуса. Ты можешь это понять?.. Он прекрасный, талантливый, храбрый...

Джеймс заржал:

- Мы точно про одного и того же Снейпа говорим?.. Потому что я помню, как он скулил и плевался пеной, а потом отсасывал Сириусу. Меня эта вся гомосятина не привлекает, а вот Бродяга, кажется, получил удовольствие! Или в этом он тоже талантлив?..

Глаза Гарри словно заволокло тьмой.

- Как же я тебя ненавижу, Поттер, - выплюнул он, поднимаясь из кресла. - Нам не о чем больше говорить. Но я все же надеюсь, что осознав, что твой собственный сын возненавидел тебя за твои выходки, ты немного придешь в себя. Не понимаю, как мать могла выйти за тебя замуж. Ты еще хуже, чем я думал. Прощай.

- До свидания, Гарри, - прозвучало в ответ, но волшебник уже вышел за дверь.

***


Северус нерешительно приблизился к Люциусу. Мужчина был значительно старше, но его торс выглядел безупречно: белоснежная кожа без единого волоска будто светилась в полумраке спальни, светлые соски почти не выделялись на ее фоне, зато рельефный живот, на который падала полоска яркого света из душевой, притягивал взгляд как магнитом. Платиновые волосы, ниспадающие до лопаток, вызывали трепет, близкий к благоговению. Снейп сделал еще один шаг и замер, жадно разглядывая мужчину.

- Ты девственник, Северус?.. - уточнил Люциус, протягивая руку и проводя кончиками пальцев по впалой щеке, длинной шее, худой груди юноши.

- Технически - нет, - ответил Снейп, стараясь сдержать дрожь.

- Технически? Это как? - Люциус пробежался пальцами по острым плечам юноши и обошел его со спины, на этот раз вставая практически вплотную, так, что Северус чувствовал тепло, исходящее от его тела и движение воздуха от дыхания мужчины.

- Ну, я... то есть...

- Его заставили. - Раздался от двери голос Поттера, и Северус дернулся.

Люциус сжал его худые плечи, прижимая юношу к своей обнаженной груди, от чего большая часть мыслей, что толпились в голове у Снейпа, по ощущениям, вытекла через уши, оставив их горящими и влажными... Впрочем, кажется, влажными их делал язык Люциуса... О, Мерлин... Полотенце, которым юноша обернул бедра, натянулось, грозя совсем свалиться на пол.

- Не бойся, мой хороший, - зашептал Малфой, продолжая удерживать юношу, и слегка потерся грудью о спину Северуса, тот почувствовал, как напряженные соски мужчины касаются его кожи. Гарри подошел к ним и, заглянув в черные глаза, медленно опустился перед ним на колени, не разрывая зрительного контакта. - Гарри совсем не похож на отца, Северус... Совсем. Он сделает тебе хорошо, - шепнул Люциус, прикусывая мочку уха юноши, посылая по телу Снейпа волну дрожи, которую он не смог сдержать.

Гарри прикоснулся к напряженному члену Северуса, сжав его через толстую мягкую ткань полотенца. Юноша закусил губу, не отрываясь глядя на волшебника, так похожего и, одновременно, так не похожего на его главного школьного врага. Поттер улыбнулся и прижался губами к животу парня прямо над полотенцем, руками же осторожно проникая под него, ведя короткими ногтями по внутренней стороне бедер вверх. Именно так, как, он знал, Северусу особенно нравится.

Тем временем Люциус целовал и прикусывал длинную шею юноши, собирал губами капельки воды, то и дело срывающиеся с влажных после душа длинных волос, руками пощипывая соски Снейпа, что всякий раз отдавалось в паху, заставляя член дергаться. Постепенно полотенце стало доставлять дискомфорт, и Северус уже был готов сам стащить его, но Гарри опередил юношу, потянув вниз махровую ткань. Облегчение смешалось с острым чувством стыдливости, но стоило губам Гарри сомкнуться на головке, как оба этих чувства растворились в сумасшедшем, ранее не испытанном удовольствии. Юноша застонал, неосознанно толкаясь бедрами вперед.

***


Джеймс брел по коридорам Хогвартса и думал. Несмотря на всю его браваду, на то, что он, действительно, терпеть не мог Снейпа, юношу все же сильно задели слова его будущего сына. Ведь на самом деле, если представить, что кто-то так же относился бы... Ну, скажем, к Римусу. Убил бы, не задумываясь!.. И это при условии, что с Ремом они просто друзья. А если Гарри... и в самом деле любит этого... Фу. Ну как можно любить этого сальноволосого дрища?.. Впрочем, может быть, через 20 лет Снейп как-то по-другому выглядит?..

Блэк говорит, что и рот, и зад, и член у него - что надо. Сам-то Джеймс в этом, слава Мерлину, не разбирается, но... Поттер вздохнул. Идти в гриффиндорскую башню не хотелось. От разговора с Гарри остался очень неприятный осадок. Вроде бы, время у него еще было, до конца действия артефакта... И Джеймс, развернувшись и чуть не зацепив мантией-невидимкой ближайшие доспехи, направился в подземелья.

Люблю

Северус не заметил, когда Люциус успел окончательно раздеться, потерявшись в ласках четырех умелых рук. Казалось, что эти двое... демонов!.. знают каждую чувствительную точку, каждый дюйм его тела, где ему нравятся нежные поглаживания, а где особенно возбуждают более грубые ласки, и даже - о, ужас! - укусы. Юноша несколько раз был готов взорваться от невероятных ощущений, но Поттер - Мерлин мой! Поттер?! - всякий раз пережимал его член у основания, чуть оттягивал яички, на грани боли, но не переходя ту границу, которая сделала бы ласки хоть на секунду похожими на насилие.

Люциус повлек Снейпа в сторону ближайшей постели, не особенно заморачиваясь, чья она, собственно, была. Повалившись поверх покрывала, он утянул за собой юношу, и тот, только оказавшись лежащем на Малфое, почувствовал, как между ягодиц ему уперся твердый и влажный член. Северус дернулся, пытаясь вырваться, и мужчина тут же его отпустил. Вскочивший парень прямиком угодил в горячие объятия Гарри, тоже, кстати, полностью обнаженного. Снейп подумал, что, должно быть, взрослые волшебники применили какое-то заклинание, потому что раздеться они бы не успели. Гарри прижал его к себе, нежно поглаживая по спине в районе лопаток:

- Ш-ш, ну чего ты испугался?.. Тебе разве плохо с нами, Сев?.. - зашептал Гарри.

- Нет, я... просто... - теплые руки, нежные, осторожные касания, собственное возбуждение, не желавшее проходить и настойчиво требующее внимания, - прости, Гарри...

- Не извиняйся. Идем к Люцу, да?.. - Гарри мягко подтолкнул его к постели.

Северус замер возле нее в нерешительности. Раскинувшийся перед ним блондин был похож на греческого бога. Тонкокостный, с жемчужно-бледной кожей и совершенно без волос на теле. Наверное, на ногах и руках имелся пушок, но поскольку он был светлым, его совершенно не было видно. Одну ногу Люциус согнул в колене, выставляя напоказ безволосую промежность. Темно-розовая мошонка, сжавшаяся вокруг среднего размера яичек, идеально-ровный, светлый член с блестящей на кончике каплей предсеменной жидкости. Северус сглотнул и облизал губы, завороженно глядя на покачивающуюся в такт дыханию мужчины полностью открытую нежно-розовую головку. Малфой еще сильнее развел ноги, открывая обзор на белоснежные округлые половинки, между которыми тут же скользнул блестящий от слюны тонкий палец аристократа.

- Ну, Люци, ты, конечно, не мог не покрасоваться, - упрекнул его Гарри, - Северус, ты можешь делать все, чего тебе хочется. Не смотри, что он у нас такой совершенный.

У нас. У нас?! О, Мерлин...

- Иди ко мне, - мурлыкнул Малфой. Северус как загипнотизированный наблюдал за исчезающими внутри лорда пальцами, - Сев...

- Я... мне... можно...

- Да, все, что хочешь, - повторил Гарри. - Не бойся, я помогу тебе. Идем.

***


Джеймс дошел до коридора, в котором находился вход в гостиную Слизерина. Черт. Пароля он не знал. Оставалось только надеяться, что во время каникул не он один тут нарушает правила, и какой-нибудь ночной гуляка вернется со свидания. Правда, учеников на каникулы осталось совсем мало... Джеймс плотнее закутался в мантию и прислонился к противоположной стене, приготовившись ждать.

***


Снейп осторожно приблизился к вожделенному органу и коротко лизнул головку. Терпкий чуть солоноватый вкус смазки показался скорее приятным и очень возбуждающим. Он обхватил губами пенис Люциуса и сделал несколько сосательных движений. Малфой низко застонал и вцепился пальцами в покрывало. Гарри, обняв стоящего на коленях возле кровати Северуса и потираясь своим ноющим членом о худое бедро юноши, наколдовал смазку и принялся осторожно растягивать Люциуса в то время, как Северус с упоением вылизывал его член.

- Гарри, я обнаружил у Северуса еще один талант... м-м... Оказывается, это не благоприобретенное мастерство... м-м... Мерлин, Се-е-ев... А природное дарование.

Гарри улыбнулся, целуя осмелевшего юношу в плечо и скользя своим каменным стояком по его шелковистой коже:

- Северус... Думаю, Люци очень хочет тебя, - Гарри мазнул губами по уху Снейпа, послав волну дрожи по худому телу юноши. - Он уже готов для тебя, такой горячий... М-м... Погоди. Заклинание смазки знаешь?.. Lubricus, вот теперь давай. Покажи ему еще один талант, - волшебник подмигнул сосредоточенно-напряженному Северусу, и тот несмело улыбнулся в ответ.

Гарри отчетливо захотелось поубивать своего отца, Дамблдора, Волан-де-Морта (еще раз!), которые так искалечили Северусу душу, что чтобы он впервые так улыбнулся Гарри в будущем, ему пришлось полгода доказывать свои серьезные намерения... А ведь раньше хватило бы простой шутки.

***


Наконец ожидание увенчалось успехом. Мимо Джеймса, отчетливо пошатываясь, прошел какой-то старшекурсник Слизерина. Огневиски от парня несло изрядно, и Джеймс практически не таясь зашел следом за ним в гостиную: мантия надежно скрывала его от посторонних глаз, а все остальное, вроде топота или дыхания, вряд ли могло быть замечено пьяным змеем. В гостиной никого не было, и Джеймс осторожно проскользнул вдоль стены, выискивая дверь в спальню Снейпа.

***


Северус устроился на кровати между разведенных ног Люциуса и стал осторожно погружать свой совсем не маленький орган в тело мужчины. Малфой едва удерживался от того, чтобы самостоятельно насадиться на него, но он понимал, что для Северуса это впервые, а значит, нужно дать юноше прочувствовать каждый момент. У них еще будет время... много времени впереди. И для жадного, жесткого траха, и для нежности, и для чувственности. Поэтому Люциус просто потянул на себя Гарри. Поттер понятливо перекинул ногу через тело любовника, обнимая Северуса и втягивая в поцелуй. Ягодицы волшебника сразу же развели в стороны холеные пальцы, а вокруг ануса прошелся язык. Гарри застонал в губы Северусу. Юноша, потеряв контроль над собой, резко толкнулся в тело Люциуса, вызвав ответный стон.

- Я... я сейчас... кончу... - простонал Снейп, упираясь лбом в плечо Поттера.

- Давай, Сев, не сдерживайся, - шепнул Гарри, поскольку язык Малфоя был занят гораздо более приятным делом.

Снейп еще несколько раз резко двинул бедрами, входя до конца, и, прикусив плечо Поттера, обильно кончил внутри тела Люциуса.

- Простите... - прошептал он, снова сильно смущаясь и пытаясь отстраниться, но Гарри только крепче прижал его к себе, снова лаская языком чувствительную шею, пробегаясь по оставленным Люциусом ярким меткам, что неизменно вызывало у Северуса дрожь желания.

Гарри наложил на любовников невербальное беспалочковое очищающее, что заставило Северуса удивленно распахнуть глаза. Поттер улыбнулся в ответ, а Люциус, столкнув Гарри с себя весело заметил:

- Да, Гарри у нас - один из сильнейших магов Британии. Не удивляйся. Ложись на спину.

Северус подчинился, но в глазах его отчетливо мелькнула паника.

- Не бойся, мы не причиним тебе боли, Северус, - сказал Гарри, нежно оглаживая бедра и жемчужно-белые ягодицы Люциуса, нависшего над юношей и завладевшего его губами. Напряженный член мужчины касался полу-эрегированного органа Снейпа, что казалось Северусу чрезвычайно возбуждающим.

Гарри резко вошел в тело любовника сразу на всю длину. Сжимая блондина за бедра, он резкими сильными толчками двигался, постоянно попадая головкой по чувствительной точке внутри него. Северус чувствовал его движения, Люциус стонал ему в губы, не переставая терзать его рот жадными поцелуями, и вскоре член его уже снова стоял до ломоты.

***


Найдя нужную дверь, Джеймс Поттер чуть не чертыхнулся вслух. Таких мощных заглушающих и запирающих чар он еще ни разу не видел. Похоже, сын не врал: аврорские чары... Вздохнув, Джеймс решил выждать и вернулся в гостиную. Устроился в кресле, проверив, чтобы из-под мантии не торчали ноги, и приготовился ждать.

***


Похоже, взрослые волшебники задались целью сделать эту ночь самой прекрасной и самой незабываемой в жизни Северуса Снейпа. По крайней мере так подумал Северус. Потому что Люциус, почувствовав его возбуждение, оторвался от губ юноши и с усмешкой произнес:

- Мистер Поттер, Ваш выход!

- Люци, ты думаешь... я... эээ...

- Давай-давай. Не жадничай.

Ни слова не поняв из этой беседы, Северус с нетерпением ждал, что же предпримут его любовники. И он не остался разочарованным. Малфой легко соскочил с постели, довольно-таки бесцеремонно придвинув его к самому краю, заставив свесить ноги. Гарри оседлал его бедра, и не успел Северус почувствовать прохладу от уже знакомого заклинания, как она сразу сменилась горячей теснотой тела Поттера. Снейп рвано выдохнул, стараясь не толкнуться бедрами вверх, выдавая свое нетерпение. Поттер склонился к нему, прижимаясь твердым членом к животу юноши и находя его губы. И тут произошло нечто, чего он никак не ожидал: он почувствовал, как в анус Гарри проталкивается палец Люциуса. Ощущения были просто-таки крышесносные. Северус выгнулся и застонал.

- Тише, Сев, потерпи... Будет еще слаще, мой хороший... - Гарри успокаивал его, невесомо целуя в щеки, скулы, даже нос, от чего юноша невольно расплывался в улыбке и легко включился в игру, ловя его губы своими. Гарри изредка морщился от особенно чувствительных действий Люциуса, и Северус, стремясь отвлечь любовника от дискомфорта, целовал его снова и снова, лаская спортивное тело с рельефными мышцами, перекатывающимися под смуглой шелковистой кожей.

Через несколько минут Люциус легко шлепнул Гарри по упругой ягодице, привлекая внимание увлекшихся друг другом волшебников.

- Готовы?.. - головка его члена уперлась в растянутое колечко мышц Поттера и медленно начала проталкиваться внутрь, скользя по пенису Снейпа.

От сумасшедшего жара, сжатия и трения у Северуса все поплыло перед глазами. Он неосознанно вцепился руками в бедра Поттера, оставляя синяки. Синхронный стон любовников мог, казалось, перебудить все подземелье, и Гарри успел подумать, как хорошо, что он на автомате поставил защиту. Но тут Люциус двинул бедрами, и все мысли в спешном порядке эвакуировались из головы Поттера: его затопило наслаждение.

***


Джеймс сидел напротив двери в комнату Снейпа и тупо пялился на нее. Как вдруг его внимание привлекла одна деталь. Замочная скважина. Черт! Почему он раньше не сообразил?.. Да, дверь заперта, войти нельзя. Услышать тоже нет. Но посмотреть-то, оказывается, можно?.. Гриффиндорец сорвался с места и, все же стараясь не сильно шуметь, припал глазом к заветному отверстию.

То, что он увидел, было просто-таки за гранью добра и зла. В узкой полоске неверного лунного света, рассеянного водой, перекрещивающейся с более ярким лучом, пробивавшимся, видимо, из открытой двери в ванную, Гарольд Поттер самозабвенно отдавался двум слизеринцам. Джеймс не слышал звуков, но воображение прекрасно дорисовывало и стоны, и шлепки плоти. Он видел, как налитой член Гарри шлепает по животу Нюниуса, размазывая капли смегмы, как поджимаются его яички и запрокидывается голова, а рот приоткрывается в беззвучном крике наслаждения, когда двое мужчин ласкают его тело, сжимая темные соски, насаживая его на свои немаленькие орудия.

Голова Джеймса пошла кругом, во рту пересохло. Вопреки своим громким словам, он вовсе не считал гомосексуальные отношения такими уж ужасными: иначе он бы просто не смог дружить с Сириусом, который трахал все что движется, да и Римус, давно влюбленный в Блэка... Но в их присутствии Джеймс никогда не испытывал такого... странного чувства. Глядя на Гарри он словно бы видел себя в объятиях этих двух змеев. И спроецировав на себя те эмоции, которые без труда читались на лице мужчины, Поттер вдруг отчетливо осознал: не будет он больше гнобить Нюниуса. В конце концов, если в будущем им предстоит общаться, хотя бы потому, что Гарри, его сын, любит его... Медленно поднявшись, гриффиндорец вернулся в облюбованное кресло.

***


Люциус обхватил рукой пенис Гарри и с силой провел вдоль него от основания. Когда пальцы его сжались на чувствительной влажной головке, волшебник забился в их руках в сладких судорогах, увлекая обоих партнеров в пучину наслаждения. Без сил Гарри повалился на постель рядом со Снейпом, зарываясь носом в его волосы.

- Люблю тебя, Северус... - прошептал он, собственнически обнимая юношу.

Люциус наложил на всех троих очищающие чары и прилег по другую сторону, тоже обнимая Снейпа возле руки Гарри. Северус прикрыл глаза в полной уверенности, что ни за что не заснет. И, разумеется, сразу же провалился в царство Морфея.

Поговорим?

Северус проснулся от звуков непривычных голосов. Гарри и Люциус - о, Мерлин! Это не сон? - сидели на широком подоконнике, переговариваясь вполголоса.

- И как он отреагировал? - спросил Люциус в продолжение разговора.

- Разозлился... Я его, конечно, совсем не знаю, но все говорят, я на него похож. Так вот, я бы не успокоился. Вполне допускаю, что мы найдем его под дверью. Надеюсь, что найдем. Не хотелось бы, чтобы будущее изменилось. - Гарри снова отвернулся к озеру, прижимаясь лбом к стеклу. - Есть хочется. Люц, нельзя кого-то из твоих домовиков вызвать что ли?..

- Я могу сходить на кухню, - предложил Северус.

***


Северус вышел из спальни, но не успел он пройти и двух шагов, как Джеймс скинул капюшон мантии:

- Далеко собрался, Ню... Снейп? - весело спросил он, выхватывая палочку. Палочка Северуса уже смотрела прямо ему в грудь. - Надо поговорить.

- Зря ты пришел на нашу территорию, да еще один, - спокойно сообщил слизеринец. - Без твоих дружков я легко прокляну тебя, даже пикнуть не успеешь.

- Но до сих пор не проклял. И мы оба знаем, почему. Брось, Снейп, говорю же, поговорить нужно. Ты на кухню?.. - Поттер пристроился рядом, прошмыгнув в проем в стене, что выглядело довольно забавно, поскольку тело его оставалось укрыто мантией-невидимкой. Северус не ответил. - Правильно, - продолжал развивать мысль Поттер. - Гостей кормить надо. Особенно после бурной ночи. А в Большой зал их не поведешь.

- Если ты собрался шутить на эту тему...

- Да нет же, - поспешно перебил его Джеймс. - Я... ну... видел, кто у вас был... эм... пассивом. И мне совсем не хочется, чтобы весь Хогвартс об этом узнал. Поэтому ты можешь не опасаться, что я расскажу... просто...

- С тебя станется, - хмыкнул Снейп, заворачивая за угол. Хогвартс еще не проснулся, и оставалось только надеяться, что эльфы уже готовят завтрак. - Так что ты хотел?..

- Я хотел попросить тебя. Можно я... попробую еще раз поговорить с Гарольдом?..

Снейп смерил его изучающим взглядом. Поттер выглядел совсем не так, как обычно. Встрепанный, в мятой одежде и... нерешительный?.. Он даже чем-то стал похож на Гарри. Не считая внешности. И Северус согласился.

***


Войдя в спальню шестикурсников Слизерина, бывшие враги, заключившие временное перемирие, не застали там ни Гарри, ни Люциуса. Северус слегка побледнел, а Поттер уже был готов застонать от досады, но тут внимание обоих волшебников привлекли приглушенные закрытой дверью и шумом воды смешки из ванной комнаты. Снейп просиял и указал Джеймсу на тумбочку. Тот поставил на нее корзину с пирожками и сэндвичами, которую им собрали эльфы, и принял из рук однокурсника поднос с напитками. Северус вытащил палочку и трансфигурировал тумбочку в столик. Сервировав его на скорую руку, оба волшебника присели друг напротив друга на соседние постели, разделенные столом.

Гарри и Люциус, смеясь и пихая друг друга, вывалились в спальню в облаке душистого пара и - слава Мерлину! - полотенцах, обернутых вокруг бедер. И застыли. Малфой мгновенно принял свой обычный надменный вид, словно это не он только что щипал Поттера за зад, отпуская похабные шутки. Если бы не порозовевшая от горячей воды кожа аристократа и не потемневшие от влаги волосы, по его лицу вообще было бы невозможно определить, что он не на великосветском рауте. Джеймс окинул ошалевшим взглядом голый торс мужчины и посмотрел на Гарри. Гарри, конечно, не обладал такой впечатляющей выдержкой, поэтому он смущенно улыбнулся, поправил полотенце и первым присел за "стол", сразу хватая чашку с горячим кофе.

- М-м, Сев, кофе... Это ты научил меня его пить, кстати. Привет, Джеймс. Не ожидал, - слукавил Гарри, прихлебывая ароматный напиток.

- Гарри, я... хотел...

- Слушай, давай позавтракаем?.. Очень хочется есть, - извиняющимся тоном сказал Гарри и как бы невзначай положил руку на бедро Снейпа.

Люциус призвал свою одежду и снова удалился в ванную. Гарри даже не обратил на это внимания, продолжая спокойно поглощать сэндвичи, запивая их кофе. Снейпу явно было не по себе. Джеймс, как завороженный, смотрел на то, как рука, так похожая на его собственную, нежно гладит бедро Снейпа, и ему очень хотелось проснуться. Но в то же время он помнил, что они сами решили испытать артефакт именно на Северусе. Кстати, неброский кулон все еще был на нем, как и говорил Лунатик, вещица намертво припаялась к коже волшебника и сейчас виднелась через ворот рубашки.

- Джеймс, ты лучше сейчас поешь. Потому что когда из ванной появится Мистер Совершенство, ты будешь себя чувствовать как слон в посудной лавке. По крайней мере, я себя всегда так чувствовал при нем до того, как вы с Люцем меня, невинного, совратили, - на последней фразе Гарри несильно толкнул Северуса плечом, задорно улыбаясь.

- Они - что?.. - переспросил Джеймс, в упор глядя на Северуса, и Гарри прочитал в его глазах злость.

- Да нет же, я и до того был геем, - поспешно уточнил Гарри. - Просто я и подумать не мог, что может быть настолько хорошо втроем, я... я очень сильно люблю тебя, Северус. - Джеймс почувствовал, что становится лишним на этом празднике жизни. - Я дико ревновал. И мучился от неразделенного чувства. Долго. Пока они однажды...

- Кто-то тут не в меру разболтался, или мне кажется?.. - Люциус, появившийся на пороге, заставил Джеймса подавиться восхищенным вздохом. В отличие от Гарри, Джеймс был сыном богатых чистокровных родителей, и поэтому прекрасно разбирался в дорогих вещах. Так вот, одежда на Люциусе была ОЧЕНЬ дорогая. Как и аксессуары. Кроме того, выглядел он словно собирался на прием к министру, а уж холодность тона можно было добавлять в напитки вместо льда. - Гарри, ты все еще смущаешь мистера Поттера своим видом?..

Гарри даже бровью не повел, продолжая спокойно поглощать завтрак. Северус очень по-снейповски хмыкнул и тоже взялся за пирог. Лорд невозмутимо присоединился к трапезе, присев на постель с другой стороны от Северуса. Гарри был прав, теперь Джеймсу кусок в горло не лез.

Закончив есть, Гарри предложил:

- Идем, поговорим.

***


- Скажи, я ведь рассказал тебе потом про это? - спросил Северус, млея под мягкими прикосновениями пальцев Люциуса к напряженным плечам.

- Да.

- Когда вы вернетесь обратно?..

- Где-то в обед.

- Понятно...

- Северус...

- Все в порядке. Я... мне на самом деле очень... то есть... Наверное, это самая дурацкая и самая удачная выходка мародеров за все время. Честно говоря, если бы мне кто-то рассказал про вас, я бы не поверил, что все это может происходить со мной, Люциус. Я всегда думал, что ты - такой холодный и неприступный... и... вообще натурал. А уж сын Поттера и Лили... У меня в голове не укладывается. И как он на это вообще реагирует в будущем?..

- Я не вправе тебе рассказывать, прости.

- Я понимаю.

***


Уходя в ванную, Гарри прихватил с собой одежду и теперь отгородившись ширмой от Джеймса шуршал ей, торопливо одеваясь. Джеймс присел на лавку возле ширмы и задумчиво поигрывал волшебной палочкой, крутя ее в пальцах.

- Гарри, я хотел извиниться.

- Да?.. - донеслось из-за ширмы настороженное. Шуршания прекратились, видимо, мужчина замер.

- После нашего разговора... Я не пошел в башню, я пришел сюда и видел. Вас. И... Гарри, ты действительно любишь его?..

- Больше жизни, отец. Он спас меня столько раз, что если бы мне сейчас предложили отдать свою жизнь за него, я сделал бы это не задумываясь.

Гарри вышел из-за ширмы и присел рядом с Джеймсом. На нем были маггловские джинсы и рубашка, которую он не стал заправлять внутрь. Поттер окинул сына удивленным взглядом.

- Не обращай внимания, у меня свои привычки в одежде. В нашем времени они никого не удивляют. - Джеймс кивнул. - Я не знаю, что произошло между тобой и Северусом, но я точно знаю, что если ты не перестанешь над ним издеваться, мама никогда не переменит к тебе своего отношения. И я не появлюсь. Пожалуйста, отец... - Гарри поднял на него глаза, точную копию глаз Эванс.

- А... Малфой?.. Они же оба значительно старше тебя... и...

Гарри улыбнулся. У Джеймса был настолько растерянный вид, который так явственно диссонировал с тем самоуверенным типчиком, с которым Гарри беседовал вчера, что стало совершенно ясно: потрясение было сильным. И Поттер, видимо, в самом деле изменится. Испытанное Гарри облегчение смешалось с горечью. Повлияв на характер своего отца, он тем самым изменил его будущее, приведя его в соответствие со своим прошлым, но могло ли при этом быть так, что он сам подписал отцу смертный приговор?.. Еще как могло.

- Гарри?..

- Да-да, прости. Что ты спросил?.. А, про Малфоя. Ну да, Люциус производит впечатление надутого павлина, - Гарри хихикнул. - Честно, я и представить себе не мог, что он способен так любить. Но ты знаешь... Он тоже любит Северуса. И, похоже, меня. Несмотря на то, что с его сыном у нас не сложились отношения еще в школе, сам Люц... Знаешь, он совсем другой, не похож на Драко... То есть наоборот, - Гарри тепло улыбнулся. - Идем, у нас еще есть немного времени, чтобы побыть вместе.

Эпилог

В небольшой, но очень уютной и стильно обставленной гостиной особняка на восточной окраине Лондона горел камин и несколько свечей. Зимой здесь быстро темнело. Северус Снейп сидел в любимом кресле, придвинув его поближе к камину. После укуса Нагини и своего счастливого спасения стараниями Люциуса и, как потом выяснилось, Гарри Поттера, он полюбил тихие вечера. Сразу же уйдя из Хогвартса, герой войны открыл собственную частную зельеварческую лабораторию, в первые же месяцы отбив все вложения.

Люциус, не сразу, но все же выпущенный из Азкабана, разблокировал свои зарубежные счета и, оставив фамильный мэнор сыну и супруге, перебрался жить к Снейпу. Вскоре стало очевидно, что дом в Паучьем Тупике не предел мечтаний потомственного аристократа. И поскольку бизнес обоих мужчин процветал, они позволили себе вложиться и приобрели этот уютный особнячок с небольшим садом.

Будучи как-то по делам в Министерстве, Люциус столкнулся в коридоре с Гарри Поттером. И поразился тому, насколько переменился герой после войны. На очередную годовщину Победы Малфой вытащил Снейпа, до этого с успехом три года игнорировавшего это мероприятие. При виде Героя Всея Британии глаза зельевара загорелись. Тогда-то Малфой и услышал впервые историю о том, что однажды ему будет суждено отправиться в прошлое, причем не в одиночестве...

Гарри Поттер весь вечер буквально не сводил глаз со своего бывшего профессора и к окончанию приема готов был заавадить Малфоя на месте. Пожалуй, единственное, что удерживало его от этого шага, было то, что он знал, если бы не Люциус, Снейп бы погиб на полу Визжащей хижины три года назад. Окончательно же примириться с существованием Люциуса Абракаса Малфоя в своей и Снейповой жизни Гарри помогло то, что это именно он стал инициатором их более близкого общения. Что Северус, что сам Гарри вели себя как упертые бараны, решительно не желая признавать: их тянет друг к другу. Люциус же, прекрасно зная своего любовника и видя наивного гриффиндорца насквозь, понимал, что оба слишком горды, чтобы переступить через свои прежние обиды, и слишком влюблены, чтобы быть счастливыми друг без друга.

Поэтому не прошло и двух недель с годовщины, как Гарри уже стоял на пороге их особняка, сжимая в руке приглашение на ужин от лорда Малфоя. За столом атмосфера была наэлектризована до предела. Казалось, воздух звенит от магии. Поэтому никто из них не удивился, что окончился вечер бурным сексом. А еще через неделю Гарри переехал к своим партнерам окончательно.

Волшебники неоднократно обсуждали воспоминание Северуса о том, что произошло с ним на шестом курсе, и пришли к выводу, что единственным способом заставить Поттера-старшего изменить свое отношение к нему и наконец-таки обратить на себя внимание Лили был жесткий разговор между отцом и сыном. И вот сейчас, должно быть, Гарри и Люциус как раз находились в его, Снейпа, прошлом. Северус пытался отвлечься от воспоминаний, перелистывая новую книгу по зельям, которую давно хотел почитать, но не мог сконцентрироваться, то и дело глядя на часы. В руках мастер зелий сжимал потемневшую от времени золотую запонку с гербом Гриффиндора.

Наконец в комнате раздался громкий хлопок, и двое волшебников появились на наборном паркете гостиной. Слегка покачнувшись, Малфой удержал за плечо дезориентированного Поттера. Герой почему-то очень плохо переносил перемещения порталом, хотя трансгрессировал самостоятельно без проблем. Снейп поднялся из кресла навстречу им, и Гарри буквально упал в его объятия, сдерживая судорожные всхлипы.

- Я убил его, понимаешь?.. Убил. Это я виноват... я, а не ты... я убил... - бессвязно шептал он, но Северус прекрасно понимал, о чем он говорит.

- Тише, Гарри. Ты не виноват, слышишь?.. Ты спас Британию, снова спас. Ты сделал то, что должен был.

Люциус обнял его со спины, успокаивающе поглаживая по плечам. Спустя пару минут мужчина взял себя в руки, и Северус, поняв это, задал вопрос:

- Ну что, вы так и не успели пообедать?..

- Нет, - ответил Малфой, - давайте вместе куда-нибудь сходим?.. Одному из нас тишина и уединение сейчас противопоказаны.

Гарри вымученно улыбнулся блондину и снова посмотрел на Снейпа.

- Северус...

- Да, Гарри?..

- Я, кажется, потерял...

- Держи, - Снейп с улыбкой протянул ему запонку.

- Ты хранил ее столько лет?..

- Я знал, что однажды отдам ее тебе.

@темы: слэш, гп, фанфик